JUST ONE NIGHT

Наверное, за последний год я состарился лет на десять. Уже ничего не интересно, ничего не вызывает ни радости, ни восхищения, лишь иногда я с трудом натягиваю фальшивую улыбку, когда слышу очередную шутку кого-то их моих друзей – видит бог, иногда проще сделать это, чем объяснять, почему мне не хочется улыбаться.  А они ведь начнут задавать вопросы, проявлять какую-то жалость, сочувствие, сострадание, только вот мне это все не нужно. Все эти их успокаивающие слова кажутся мне не меньшей фальшивкой, чем мой смех.

Нет, конечно, они не такие плохие друзья. Они действительно пытались меня отвлечь, таскали в клубы, бары, на дискотеки – это было год назад, когда рана в сердце еще кровоточила. Впрочем, кровоточит она и сейчас, но тогда это было куда заметнее. Точнее, тогда я еще не умел скрывать это так хорошо. Ведь им не обязательно знать о моих страданиях, не правда ли? Все-таки у них свои жизни, свои проблемы, свои переживания и им не за чем думать еще и о моих. Вот почему все это сострадание кажется мне каким-то ненастоящим и не нужным ни мне, ни им.

Чаще я сижу дома, объясняя это тем, что мне просто не нравятся шумные компании и громкая музыка. А друзья ходят куда-то каждые выходные, и каждый раз зовут и меня. Один раз я согласился и, казалось, я вернулся в прошлое на одну ночь и, хоть я был безумно счастлив эти короткие несколько часов, боль поспешила снова и с удвоенной силой захватить меня в объятия вместе с наступлением утра.

Я не жалею о том, что произошло и если бы меня вернули в прошлое, в тот самый момент, когда я переступил порог того клуба, я бы сделал то, что сделал, не поколебавшись ни секунду.  Мимолетное счастье, коснувшееся меня, стоит этой боли, режущей меня сейчас. И я ни на что не променяю эти сладкие воспоминания.

Я сидел у барной стойки рядом с Сашкой, моим школьным другом, и притворялся, будто слушаю все, что он мне говорит, иногда кивая для пущей убедительности. Может быть, кивки мои были и невпопад, я не знаю, но Сашка, по всей видимости, был не очень-то озабочен, слушают его или нет, да и говорил тогда не он, а полбутылки сидящего в нем коньяка. Я-то знаю, какую чушь он может нести, стоит ему только впустить в себя больше ста граммов алкоголя. Музыка оглушала меня, мимо ходили какие-то люди, то и дело толкая и задевая меня. Я сидел, стараясь не обращать ни на кого внимания, и водил указательным пальцем по краю моего бокала с каким-то синим коктейлем. Это мерзкое пойло, которой я никак не мог заставить себя проглотить, заказала мне подруга Катя, перед этим восторженно расписав его необычный вкус. Я согласился попробовать, хоть и сомневался, стоит ли делать это – Катюша обладала довольно необычными вкусовыми пристрастиями.  Да и пить я не собирался. Пусть будет – решил я.

Я смотрел в темную глубь бокала, думая о своем. Рядом увлеченно болтал Сашка, иногда прерывая свою балладу взрывами полупьяного смеха и размахивая руками.

Я не знаю, что заставило меня обернуться. Будто кто-то резко толкнул меня в плечо. Я повернул голову и встретился взглядом с глазами, которые целый год каждую ночь видел во сне. На несколько секунд я замер, потом зажмурился. «Уйди, видение», - твердил я про себя.

Но он не был видением. Это и правда был он. Макс. Он стоял на расстоянии метров пяти и пристально смотрел на меня. Я отвернулся, чувствуя, как сбивается дыхание. Откуда-то слева доносилась Сашкина болтовня. Я бросил на него рассеянный взгляд. Я словно бы чувствовал на спине взгляд Макса. Мне хотелось обернуться и еще раз посмотреть на него, чтобы убедиться, что действительно стоит там, но решимость вдруг покинула меня. По телу разлилась противная слабость. Я взял бокал и медленно поднес его к губам. Как раз в тот момент, когда я собирался уже сделать глоток, боковым зрением я увидел Макса.

- Как ты пьешь эту дрянь?

Бокал выскользнул из моих пальцев и полетел на пол, разбившись вдребезги, синяя жидкость растеклась по полу бесформенной лужей. Я тупо смотрел вниз, не имея сил поднять взгляд и посмотреть на Макса.

- Что ж ты так? – усмехнулся он. – Разбил вот казенную посуду. Какие у тебя были руки-крюки, такие и остались.

Мои мысли, до этого текшие медленно и неповоротливо, вдруг понеслись в моей голове со скоростью света. Господи, что он тут делает, зачем подошел ко мне, зачем заговорил со мной? Мне все еще с трудом верилось в то, что это действительно он.

- Ну ладно, закажем еще один, - его голос доносился до меня отчетливо, будто мы были наедине в тихой комнате. Музыка уже не громыхала, сотрясая внутренности, снующие туда-сюда люди словно бы вдруг исчезли куда-то. Был только он. И я. И звук такого родного, такого любимого голоса, который на протяжении года я пытался изгнать из своей памяти, стереть, забыть.

Он оперся локтями о стойку.

- Каким образом твой вкус изменился в такую плохую сторону?

Я наконец-то поднял голову и кинул на него быстрый взгляд. Но этого мгновения мне хватило, чтобы увидеть, насколько не изменила он за прошедшие месяцы. Все те же густые светлые брови над удивительно-глубокого зеленого цвета глазами, все те же чуть припухлые губы, все тот же нос, все те же скулы, все те же золотистые волосы. Он небрежным жестом подозвал бармена и что-то сказал, наклонившись почти к самому его уху через стойку.

- Ну, так ты ответишь на мой вопрос? – он повернулся ко мне, его губы слегка искривились в насмешливой улыбке. Я глубоко втянул в себя воздух. Ей-богу, я не мог выговорить ни слова, они все застревали где-то в горле, не выходя наружу. Захватившие меня чувства просто не позволяли что-то сказать, а вот что это были за чувства, я не знаю.

- Это не мой коктейль, - наконец выдавил я.

- Ответ был очевиден, - засмеялся он. – Ну ладно. Расскажи, как живешь.

Я помолчал.

- Хорошо…

Что еще я мог сказать ему? Что вообще можно сказать в той ситуации, когда он спрашивает, как ты живешь, твое сердце кричит: «Ужасно! Мне ужасно плохо без тебя! Я не могу забыть тебя!», а твой язык произносит всего лишь короткое «хорошо»?.. Да и интересно ли знать ему о моих бессонных ночах, о моих мучениях, воспоминаниях, попытках уйти от реальности при помощи компьютера, алкоголя?.. Интересно ли ему знать о том одиночестве, которое плотно окружало меня все это время? О том, как я напивался в щи в этом самом одиночестве, лишь бы не ощущать его так явственно, как засыпал на полу, одурманенный, лишь бы не идти в пустую кровать?

- Это хорошо, что хорошо, - вздохнул Макс и подвинул ко мне новый бокал с коктейлем, который ему передал высокий хмурый бармен. Я осторожно взял его, стараясь не прикоснуться ненароком к его пальцам.

- А как у тебя дела? – я удивился спокойному звучанию моего голоса – как будто и не было у меня внутри той бури эмоций, которая сбивала ритм моего дыхания.

- Тоже неплохо.

Мы замолчали. Макс задумчиво смотрел на заставленные бутылками с алкоголем полки, я же пытался заставить мысли перестать метаться. Я не знаю, сколько прошло времени. Сашка успел уснуть, уронив голову на руки. Мельком я увидел в толпе веселую раскрасневшуюся Катю. Ее волосы были растрепаны, глаза поблескивали.

Макс тронул меня за руку. Я вздрогнул – его прикосновение показалось мне обжигающим, и посмотрел на него. Он показал глазами на выход, развернулся и начал проталкиваться сквозь толпу. Я слез с высокого стула и, как завороженный, направился за ним. Все вокруг было словно в тумане.

Мы вышли на улицу. Ветер ударил в мое разгоряченное лицо, и я с наслаждением зажмурил глаза. Где-то рядом раздался тихий смешок. Я разлепил веки. Макс курил сигарету, с улыбкой смотря на меня.

- Ты ни капли не изменился, - сказал он.

Я молчал. У меня вдруг пропало желание разговаривать, просто хотелось ощущать его присутствие, вдыхать горький дым его сигареты, просто знать, что он здесь, совсем рядом. Я жадно впитывал в себя его, я пытался восполнить тот пробел, образовавшийся за бесконечно-долгий год. Еще, еще немного тебя… Подожди… Еще немного, чтобы потом, когда ты опять исчезнешь, я мог жить воспоминанием об этой случайной встрече,  о чуть сладковатом запахе твоих духов, о твоей неповторимой улыбке… Еще немного тебя, любовь моя…

Он медленно побрел куда-то в сторону. Я пошел за ним. Я не задумывался ни на секунду, стоит ли, нужно ли мне это делать – просто мои ноги пошли, пошли за ним сами по себе. Он свернул на темную аллею, убегавшую в темноту среди деревьев, тихо шумевших своими густыми кронами. Мы шли по асфальтированной дорожке, закиданной желто-красными осенними листьями.

- Помнишь ту осень? – вырвалось у меня. Я тут же пожалел о том, что сказал эти слова. Я был готов ударить самого себя – ну кто тянул меня за язык? Зачем нужно было говорить это? Ему же все равно… Уже давно… ему все безразлично.

- Да, - ответил он. От неожиданности я остановился. Он остановился тоже.

- Помню, - продолжил он. – Может быть, ты не поверишь, но я много что помню.

Запах опавшей листвы смешивался с запахом его духов.  И они тоже остались прежними. Я так хорошо помнил этот запах! О, как же хорошо я его помнил, порой мне даже казалось, что некоторые мои вещи все еще пахнут им…

Макс стоял чуть поодаль и из-за падающей тени я не мог различить выражение его лица. Хотя, я никогда не понимал, о чем он думает. Это я всегда был для него открытой книгой, даже когда скрывал все свои мысли и чувства. Непостижимым для меня образом он всегда знал, о чем я думаю.

Он всегда знал это; угадал и в это раз. Он направился ко мне.

- Нет, не подходи, - срывающимся голосом сказал я, но он будто не услышал моих слов. Я отступил на шаг назад и тут же го руки прижали меня к себе. Я ощутил жар его дыхания на своей щеке. Он поцеловал меня в висок. Я попытался высвободиться из его объятий, но тщетно – силы вдруг покинули меня. Всегда, всегда его прикосновение действовало на меня именно так.

- Мне так нравятся твои слабые попытки сопротивляться, - шепнул он и крепче обнял меня. Его пальцы, лежавшие на моем затылке, напряглись, я вздрогнул всем телом, а мои руки помимо моей воли обвились вокруг его шеи. Я хотел оттолкнуть его. Я хотел отвергнуть эту случайную близость – лучше уж я уйду в темноту с зарядными слезами на глазах, чтобы продолжать влачить свое одиночество и дальше. Но я не мог. Я просто не мог сопротивляться ему. Я так скучал по его объятиям.

Его губы прижались к моим в неистовом, горячем и жестком поцелуе. Он целовал меня с непонятной мне агрессивностью, даже злостью, с долей пылающей ярости. Я вцепился в его плечи, чувствуя, как задыхаюсь, меня обдавало то жаром, то холодом, колени подгибались, ноги предательски дрожали.  Мне уже начало казаться, что  это никогда не кончиться, когда он наконец оторвался от меня. Я услышал его сбитое дыхание. Его кожа пахла пряными, пьянящими запахами – нечто вроде орешков кешью, смешанных с темно-коричневым жженым сахаром.

Весь мир перестал существовать. Время остановилось. Были только мы вдвоем, да шумящие где-то высоко кроны деревьев.

Он с тихим смешком отстранился от меня, вытащил из кармана пачку сигарет и щелкнул зажигалкой. На мгновение его лицо выхватила из темноты маленькая вспышка огня, я увидел его сошедшиеся на переносице золотистые брови и ту самую родинку на правой щеке. Когда-то я любил целовать ее…

- Прости, - сказал он, не вынимая изо рта сигарету. – Мне просто хотелось снова ощутить тебя. Почувствовать твои губы. Они всегда нравились мне.

Я не нашел, что ответить. Он молчал тоже.

Внутри меня сладко-мучительной пыткой разливалась боль.

«Зачем ты пришел, зачем ты сделал это? Чтобы мне стало еще хуже?»

«Я так рад тебя видеть. Я так давно хотел этого. Я так скучал по тебе»

Откуда эти двойственные чувства?

Макс отвернулся, и какое-то время я мог созерцать лишь его спину. Я знал, что мне надо было бы развернуться и просто уйти. Но моя любовь к нему опять взяла верх надо мной – я ни за что не уйду. Первым уйдет он.

Он повернул голову и посмотрел на меня долгим взглядом.

- Дьявол! – выругался он. – Перестань соблазнять меня.

- Я ничего не делаю, - возразил я.

Он бросил недокуренную сигарету на асфальт. Она разлетелась миллионами маленьких оранжевых искр.

- Ты соблазняешь меня, - сказал он, словно чеканя каждое слово.

- Ну конечно, - ехидно согласился я. – Причем специально. Впрочем, тебе самому виднее, кто и кого сейчас соблазняет. А я знаю – ты, сам себя. Это свойственно твоей натуре.

Он напряженно улыбнулся.

- Все же ты изменился. Раньше ты таким не был. Выглядишь, как ангел, а разговариваешь, как заурядный головорез.

- Ха! Кто бы говорил!

Он снова обнял меня и прижался губами к моему виску. Я слышал частые удары его сердца.

- Черт возьми, ты околдовываешь меня! В общем, делай, что хочешь, но сегодня ты будешь моим.

«Нет, - закричал мозг. – Нет!»

Пьянящая близость. Он был здесь, наконец-то здесь, в этой самой кровати, в которой я год спал один. Я ощущал его тело. Его губы. Его руки. Невероятно. Сладко. Больно. Мучительно.

«Нет!» - твердил мозг, пытаясь перекричать все остальные чувства.

«Поздно», - прошептало сердце.

Утром я проснулся раньше. Немного посмотрев на него спящего и несколько раз поцеловав его губы, я встал и пошел на кухню, чтобы сварить кофе.

Стоя у плиты, я улыбался. Я знал, что теперь все будет по-прежнему. Он вернулся ко мне, я не зря так долго ждал его. Он всегда любил меня, так же, как и я его, просто ему понадобилось время, чтобы осознать это в полную меру. Но теперь все будет хорошо. И я готов забыть этот мучительный год вдали от него.

Он проснулся, когда я допивал свою чашку кофе. Вошел в дверь, растрепанный, заспанный. Мой.

Зевнул.

- Который час?

Я посмотрел на часы.

- Девять. Будешь кофе?

Он кивнул и плюхнулся на табуретку. Пока я наливал дымящийся ароматный напиток в маленькую чашечку, он прикурил сигарету и выпустил в потолок тонкую струйку дыма.

Я сел рядом.

- А ты что? Не будешь? – спросил он, показывая взглядом на пустую чашку передо мной. Я помотал головой.

- Я уже выпил.

- Аааа.

Некоторое время мы молчали, думая каждый о своем. Он потушил окурок в пепельнице и, видимо, собирался что-то сказать, но я перебил его:

- У меня номер мобильника изменился. Запиши.

Он нахмурился, достал из кармана телефон. Он казался обеспокоенным чем-то, словно что-то мучило его, но он не мог высказать этого. Я отмахнулся от этих мыслей – показалось. Мне не хотелось сейчас заморачиваться на чем-то, о чем-то думать; хотелось просто насладиться так внезапно вернувшимся ко мне счастьем.

- Диктуй.

Я назвал по одной цифры. Он быстро сохранил номер и спрятал мобильник обратно в карман.

- А твой номер изменился?

- Н-нет.

- Хорошо, - улыбнулся я. Его номер не был записан у меня в мобильном, но это было и не нужно. Я и так помнил его наизусть, он успел отпечаться не только в моей памяти, но и в моем сердце.

Мы поболтали несколько минут, потом он сказал, что ему нужно идти. Я проводил его до двери, поцеловал в щеку и попросил возвращаться побыстрее.

Но он не вернулся. И не позвонил.

А на его номер я так никогда и не дозвонился.

 

Опубликовал:
Дата добавления: 2013-03-07 01:14:52
Просмотров: 3484



Рекомендуется прочитать





Меню сайта

Все категории
Топ статей

Топ статей на сайте

Что подарить парню на 23 февраля? (27698)

Фары ваз 2109 своими руками (24615)

Что подарить папе своими руками (22014)

Подарок подруге своими руками (18901)

Тюнинг УАЗ хантер своими руками. (18339)

Прошивка 3G модемов МТС - Узбекистан Huawei E153 и Huawei E173. (15929)

Кто первый полетел в космос? (15275)